Геоэкономика и суперполитика

Cui prodest?

Хочу обратить ваше внимание еще на один аспект. На протяжении всего времени нахождения там, решая все эти вопросы и понимая, как они решаются… (это для меня не первая горячая точка, я всё тут знаю; хотя никогда в таком чаду это всё не происходило, всюду было поспокойней, даже в Таджикистане…), я всё время думал, что мне чего-то не хватает. Чего-то не хватает в этом плане… Нет какого-то слагаемого. Ну нет и нет!

И как-то я вдруг подумал об учебниках. Закрыл глаза и думаю: «А где же и чего я не понимаю в происходящем? Экономически-концептуальное слагаемое — вот чего нет!». Переводя на русский язык: я всё время думал о том, где же бабки? Вот где те бабки, из-за которых сыр-бор?

Мне говорят: «Уголь поставляют на Украину». Я говорю: «Мало». — «Много серых фирм, и их там отжимают». — Я говорю: «Мало». — «Ну как же мало? Это миллиард!» Я говорю: «Мало. Мало — не тот масштаб».

Судя по характеру игры, в ней есть суперполитика — и примерно до 100 миллиардов долларов. 100 миллиардов. Не один миллиард. Это — разные субъекты… 100 миллиардов долларов разыгрываются в этой игре. Сотня хотя бы миллиардов… А это же большие деньги, такая геоэкономика… И разыгрывается тут большая политика.

Наконец, я понял, что именно происходит. Я понял, что одна из наших, скажем так, транснациональных компаний… Кстати, я разбирал ее в связи с анализом деятельности НРА, «Национальной Родительской Ассоциации». Я, кстати, хочу сказать, что если НРА будет реально отстаивать традиционные ценности и всё прочее, а эти компании будут работать на нас, я совершенно не против. Так вот, значит, эти компании — «Атон», «Темплтон»… Эти крупные транснациональные группы и наш российский их представитель Е. Юрьев — приобрели активы, то есть облигации украинского государства… Юрий Вульфович, сколько приобрели? Зав. кафедрой экономической войны должен «отвечать за базар», как говорят в таких случаях.

Юрий Бялый: Отвечу. «Франклин Темплтон» — это, скажем так, старший брат этой всей компании компаний. «Темплтон» — это дочерняя компания, и «Атон», которая создана совместно с Юрьевым. Эта группа приобрела к зиме на 5 миллиардов долларов государственных казначейских обязательств Украины. А к нынешнему моменту, по последним данным, — чуть больше 8 миллиардов долларов. Из всего выпуска примерно в 17,5 миллиардов. То есть почти половина государственного долга Украины в казначейских обязательствах находится в руках этой группы компаний. Это называется «сильно взять за причинное место». Это очень жесткий механизм влияния данной группы на сегодняшнюю украинскую власть в Киеве, которая находится, мягко сказать, в катастрофической экономической ситуации.

Сергей Кургинян: И тут нас очень интересует, в какую сторону будет применен механизм. Потому что, если он будет применен в наших интересах — то это прекрасный механизм и почти идеалистический. А если он будет применен против нас, то это механизм циничный и отвратительный. Правильно я говорю? Ну вот и всё.

Юрий Бялый: Конечно, но это еще не всё. Потому что МВФ говорит: «Мы будем выдавать, конечно, как обещали, следующие транши. Но будем ли мы их выдавать, когда мы их будем выдавать и на каких условиях будем выдавать — зависит от того, как будет идти государственная, политическая и организационная консолидация украинского государства». А это — вторая часть. Это — тот самый Юго-Восток. Короче говоря: «Не упорядочите систему, не возьмете под себя Юго-Восток — хрен вам, а не бабки!» Тогда «Темплтон энд ко», то есть Марк Мёбиус — одна из самых крупных бизнес-крокодильих фигур мира…

Сергей Кургинян: Ты мне напомни — это 600 миллиардов долларов активов, да? Это уже хозяева мира!

Юрий Бялый: Это активы под контролем — около 600, а управляемые — еще больше. Но там не только активы, там в комплексе. Этот товарищ работал в Гонконге, на Тайване…

Сергей Кургинян: Тамбовский волк ему товарищ.

Юрий Бялый: Этот товарищ имеет всю инструментовку — от частных военных компаний до бизнес-давления на структуры правительства, до, как говорят, способности выкинуть к чертовой матери половину министерства, которое его не устраивает, в солидной стране. Это серьезная фигура. Так вот, это всё вместе сегодня может рулить политикой правосеков, армии и так далее — потому что они под таким давлением не могут ничего сделать.

Сергей Кургинян: Можно я подключусь?

Юрий Бялый: А есть другая сторона…

Сергей Кургинян: Подожди, сейчас другая сторона тоже будет.

Значит, принцип простой: вы должны опустить активы ниже плинтуса любым способом. Там их покупать, а потом подымать.

Каша Мёбиуса: бандеровцы, власовцы и Обама

Что такое дефолт, в котором участвовал этот Браудер, который был пешкой по отношению к тем, о ком говорит Юрий Вульфович? Устроили дефолт… Помощь МВФ украли. Дефолт — неизбежен… Активы рухнули. На деньги, которые украли, скупили активы по дешевке.

Понимаете, для этих людей нет правых, левых, коммунистов, белых. Для них есть цена актива. Активы должны быть куплены за одну десятую, за одну двадцатую… Как они хвастаются, у них до трех тысяч процентов прибыли. Три тысячи процентов прибыли — это просто грабеж. Понятно, да? Активы должны быть куплены с помощью мятежей, деструкции за абсолютно бросовые деньги.

А потом должна состояться стабилизация. Активы должны подняться. И тогда их надо продать. Понятно? «Только бизнес, ничего личного».

И это производится сейчас как с активами, как мы их сейчас называем, укропов… Нам этих активов не жалко. Но мы знаем, что их кто-то покупает. А тот, кто их купил, хочет потом стабилизации. И он хочет продать их дорого. Пока он хочет купить их дешево — мы не против. Вопрос, когда он хочет продать их дорого. Вот с этого момента он становится в очень плохую позицию к нам…

Он может сделать еще хуже положение укропов и покупать активы еще дешевле — у нас с ним общие интересы. Но если он хочет потом это поднять, то он же должен дать этим укропам возможность реванша и стабилизации. А как он даст? Только за наш счет.

Вот эта вторая часть кривой нас категорически не устраивает. Пока он активы понижает — всё в порядке. А когда он их начинает повышать — вот здесь-то нам уже не по пути, правильно?

То же самое очевидным образом делает на Юго-Восточной Украине партнер господина Юрьева Малофеев.

И опять же, если господин Малофеев хочет понизить активы господина Ахметова на юго-восточной Украине, обвинив его в сотрудничестве с украинским преступным бандеровским режимом, нас это устраивает. Но если он хочет это сделать с помощью разгрома наших ополченцев, нас это не устраивает. Если он хочет это сделать с помощью сговора с Коломойским, который был главным конкурентом Ахметова, — нас это категорически не устраивает.

Я уже зарезервировал — как представитель гражданского общества — место для Коломойского пожизненно в какой-нибудь израильской тюрьме. Хорошей, комфортабельной. Он там и должен отдыхать. Он не должен за счет Ахметова что-то тут покупать и повышать. Потому что, пожалуйста, Ахметов никого не интересует. Берите его активы, делайте что хотите. Хотите — за 10 % цены, хотите — за 5 %. Но — без ущерба нашей политике и героической борьбе наших ополченцев.

Пока вы ведете эту борьбу и понижаете активы, мы ваших посланцев всячески принимаем. Но когда вы начинаете действовать в другом направлении — нет, мои дорогие. Геостратегия — выше.

А самое неприятное осуществляется тогда, когда это всё работает вместе. То есть когда на уровне «высших», вот этой глобальной власти, происходит некое объединение «Правого сектора» и власовцев.

Потому что всё это сообщество контролируется рядом белогвардейских семей. Тут еще Трубецкие полезли в это дело. Мало было Паленов… Это сообщество отчасти контролируется белогвардейскими семьями, которые прекрасно упаковались в ЦРУ, в американскую мировую элиту, французскую и др. И эти люди вместе с Мёбиусами пытаются здесь сварить другую кашу.

И, наконец, третья «каша» состоит в том, что это же всё правые республиканцы. Это же всё — Чейни и правее. Значит, пока тут сидит их противник Обама, которого я, как вы знаете, очень не люблю, но это не значит, что я люблю Чейни… — они хотят этого Обаму всячески «макать» через эту ситуацию. А когда придут они сами, им нужен Майдан-2015, Майдан-2016 и так далее. Им нужно добить гадину и показать, что они-то Россию добивают. Значит, они упаковывают во всё это дело и мятеж. Вдобавок, любой мятеж понижает цену активов…

Это всё, господин Мёбиус и другие господа, которые с ним крутятся, надо делать на территории враждебных нам государств. Пожалуйста! Но на территории дружественных и на нашей — этого делать нельзя. Или, по крайней мере, это будет засвечено и этому будет оказано противодействие.

Связь господина Малофеева с теми фигурами, которые я всё время обсуждал, известна широко. На эту тему есть все материалы, включая технические. Тут не тайна за семью печатями.

И, пожалуйста, — пока эти фигуры добывали нам новые территории, я абсолютно не возражал, чтобы активы этих территорий, даже Крыма (да, у нас частнособственническое общество и т. д.) перепадали в руки тех, кто помогал эти территории откусывать. Нет никакого вопроса.

Но когда начинают не завоевывать территории, а их отдавать, то есть впечатление что играют на понижение не способом откусывания или каким-либо другим, а способом реальной сдачи наших интересов. И переносом своей активности на юг России.

Миллионы беженцев… В конце уходят обозленные ополченцы… Всё это происходит под вой о том, что Россия не оказывала помощи. Мятеж в Ростове. Майдан в Москве. И по этому поводу всё прямо говорится.

Вся эта композиция от Бушей, Чейни и других правых республиканцев — нас абсолютно не устраивает. Мы совершенно не против объединиться в том, чтобы глобализм Обамы пресечь. Мы за традиционные ценности и всё прочее. Но мы не за то, чтобы они устраивали нам Майдан в Москве. И мы не за объединение власовцев и бандеровцев под единой крышей, которая давно была выстроена международными спецслужбами. И не за преступный диалог между власовцами и бандеровцами на территории, которая нам нужна.

Еще раз повторяю, как это всё происходит. Вот у нас есть альянс правых, красных и белых. Белые могут проклинать, каждый на свой лад, что-нибудь в красных. Они ж на то и существуют… Но тут есть кусок, который называется «власовцы». Дети воевавших вместе с Гитлером и прочие.

Господин Малофеев начинал у Йордана в «Ренессансе». Йордан хвастался тем, что его родственники воевали у Гитлера. Он говорил: «Мои деньги сумели доделать то, чего не сумели доделать братские гитлеровские представители элиты в войне с Советами в 1941–1945 годах». Мы вот это всё должны отсечь. Это трудный процесс. Но оздоровление может произойти только в результате этой операции.

Пусть белые хают, кого хотят: Землячку, Троцкого, даже Ленина. Мы можем терпеть всё. Ленин — основатель советского государства, и это, конечно, уже бред. А Сталин почитал Ленина. Но если они хвалят Сталина и ругают Ленина — это их проблемы. Они — другие, чем мы. Пусть вместе здесь воюют. Мы все вместе за державу… Деникин, всё что угодно.

Но Краснов, Власов — стоп машина! Никакого объединения с ними не будет. Объединяться с ними не на чем. А власовцы всегда будут объединяться с бандеровцами.

Я получил в эту поездку технические доказательства этого объединения. А геополитическим, высшим смыслом этого объединения, если говорить концептуально, являются, конечно, вот эти скупки активов. Мы здесь уже говорили, правда, только об облигациях. Но к ним же всё не сводится. Газотранспортные сети, другие активы… Раз.

А на этой территории — тоже есть огромные активы. Их тоже хотелось бы скупить по дешевке. На той территории скупают по дешевке за счет хаоса там. Это полезный способ. Ничего против не имею. А на этой-то территории — за счет хаоса здесь. А вот здесь хаоса не будет. Ни «Темплтон», никто хаоса здесь устраивать не будет. И сужать кольцо для того, чтоб сделать податливей господина Ахметова, никто не будет. В эти игры тут играть не будут. Потому что здесь — русская судьба, здесь — русский историософский интерес, здесь — великое русское дело. И в эту сторону мы не будем поворачивать игру так же, как не будем ее поворачивать в любой диалог с власовцами. Потому что знаем, что власовцы с бандеровцами договорятся.

Юрий Бялый: И еще — вторая часть этой картины. Если одни могут давить через Киев и управлять правосеками и армией, в том числе провокационно, то другие через «Стрелкова энд компани», через Бородая могут управлять донецкой оппозицией, значительной ее частью. И вот здесь — две руки одного субъекта, которые управляют сговором белых правосеков и белых «расистов-правосеков» и фашистов, которые забегли сюда.

А цена этого вопроса, если мы возвращаемся к экономике, неимоверна. Это сегодня говорят, что все эти шахты, все эти металлургические заводы «ничего не стоят». Они ничего не стоят, когда вся прибыль отправляется за рубеж, а у Киева просят дотации, чтобы платить зарплаты шахтерам. В воровстве, в воровской схеме они как бы ничего не стоят. А когда они нормально работают… только то, что находится на этих территориях — это минимум 5–8 десятков миллиардов долларов.

Далее. Если здесь заткнуть производство, то электростанциям некуда гнать энергию. Электростанции останавливаются — они ничего не стоят.

Если здесь заткнуть российские газопроводы, то вся остальная газотранспортная система ничего не стоит.

То есть эти фокусы с «ничего не стоят» для дешевой скупки начинают распространяться на всю Украину. А это уже вопрос не многих десятков, а сотен миллиардов долларов. Вокруг этого идет крупная игра.

А если дальше идти в вопросе обо всем этом неработающем и как бы «ничего не стоящем» — мы спросим, сколько стоят активы Европы без российского газа? Активы, которые, между прочим, на треть питаются российским газом… Это значит Европу так обрушить ниже плинтуса, что ее тоже можно скупить. То есть эта афера, эта игра имеет грандиозные, глобальные масштабы. И там уже о сотнях миллиардов, о триллионах долларов речь идет.

Понимать картину в целом

Сергей Кургинян: Во-первых, мы хотим, чтобы Россия была в доле. Нам же нужны деньги на восстановление экономики?

Во-вторых, мы не хотим быть жертвами этой игры.

И, в-третьих, мы не против, чтобы жертвами этой игры были наши противники. Ну, Европу нам немножко жалко. Что касается других — то нет.

Теперь я объясняю, как это устроено у нас. У нас это устроено так.

Есть то, что мои левые друзья называли ТИГ — «транснациональное империалистическое государство». А теперь называют «глобальное». Есть эта совокупность огромных транснациональных корпораций, которые выше государств. Это республиканская, в основном, правоконсервативная сила. Понимаете, да? Есть такие вот субъекты.

Этот субъект — как облако, как медуза, как амеба.

Эта медуза или амеба и так уже частично заглотила российское государство.

Дальше — существует общество: все эти блогеры… И они тоже уже большей частью заглочены медузой.

И тогда понятно, почему с одной стороны отводят войска без всякого военного к этому основания, открывают дорогу на Донецк и фактически обеспечивают окружение Донецка… Что сейчас в какой-то степени парализовано, но, я повторяю, — травма огромная, я даже масштаб ее до сих пор оценить не могу… А главное — моральная травма, травма психологическая. Для тех, кто не хочет читать, она решающая…

А с другой стороны, почему идет бронетехника?

Бронетехнику поставляет гражданское общество в той его части, в которой оно любит государство. А всё остальное делает вот эта амеба или медуза.

Она не «укромашина», господин Бородай. Она — ТНК-машина. И от того, что оно имеет белогвардейское власовское слагаемое, сильно перемешанное с ЦРУ, это Вы можете радоваться, потому что там есть любимые какие-нибудь слова… Про какие-нибудь этносы и так далее… А дело-то там — мёбиусовское. Слов-то много с проклятиями Мёбиусам как роду, а хозяин-то — Мёбиус. И ему плевать, какие произносятся слова. Тут всё ясно.

Значит, смысл заключается в том, что бронетехника, все виды поддержки и вся наша деятельность — это вот этот альянс. Это национальная часть государства и национальная часть общества. А всё остальное — это транснациональная часть общества и транснациональная часть государства. А также сам этот транснациональный спрут. Он — потрясающе проявился там, потрясающе, понимаете? С какой-то неумолимой ясностью.

Это — страшная тема. Борьба этих частей общества и частей государства — это страшная борьба.

Но если бы государство всё было захвачено спрутом до конца, то бронетехника не шла бы туда, как и всё остальное. И ваш покорный слуга как представитель гражданского общества, наверное, не вернулся бы сюда. Что наряду с минусами обладало бы большими плюсами, потому что там чисто, и люди сражаются за чистое дело.

Но эти люди молоды. У них должны быть семьи, будущее. И гибель в борьбе не есть самое главное. В борьбе надо побеждать.

А побеждать можно, только распутывая подобного рода схемы. Вот мы их и распутываем.

И мы их распутаем до конца, и не только в данном сообществе людей, которых мы учим всё это понимать (что и есть Школа Высших Смыслов, для которой мы собрались). Мы их распутаем на всех уровнях. И мы сделаем так, чтобы в России в ближайшее время государственное видение победило транснациональное.

Хотя борьба очень вязкая, очень шаткая, очень неустойчивая. Но, только видя ее, можно понимать картину в целом.

Перепост с http://gazeta.eot.su/article/geoekonomika-i-superpolitika

Share

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*